Архив для категории: Фантастика

Алексей Кулаков «Магнатъ»

Алексей Кулаков "Магнатъ"

В жаркий летний день, от городских окраин к проходной оружейной фабрики приближались трое высоких, статных, и удивительно жилистых мужчин. А еще вернее, полноправных казаков – чем ближе они подходили, тем отчетливей можно было различить фуражки и широкие синие лампасы на шароварах. На проходной они и вовсе развеяли все возможные сомнения, с врожденной казачьей непринужденностью проигнорировав как турникет, так и самого охранника при нем. Миновали первый, попытались обогнуть второго…
– Ну-ка замерли! Теперь на две сажени назад. Живо!
Особенную убедительность этой просьбе придавала рукоятка револьвера, торчащая из открытой кобуры. И правая ладонь охранника, зацепившаяся большим пальцем за ремень аккурат рядом с этой самой кобурой. Казачки переглянулись, пожали плечами, и все так же непринужденно вернулись обратно, причем один успел с насмешкой шепнуть другому что-то вроде «какие грозные сторожа на фабрике!»
– Служивый, а как бы нам самого главного увидеть, а?
– Вам назначено?
– Да вроде нет.
– Запись на прием вон за той зеленой дверью.
Гости Сестрорецка опять переглянулись, на сей раз озадаченно. Затем пожали плечами, переваривая непонятный ответ, и повторили попытку:
– Да ты не понял, служивый. Мы сродственники его, нам так можно, без всяких там… Этих ваших штук.
– Запись на прием за вон той зеленой дверью.

Сара Коквелл «ЧЕМПИОН ТИРАНА»

Сара Коквелл "ЧЕМПИОН ТИРАНА"

— Ворен.
Голос, звавший его по имени, едва проникал через пелену концентрации. Воитель уже много лет занимался медитациями, позволявшими ему надолго отстраняться от раздражающего присутствия своих соратников.
Конечно, пока что ему не удалось дойти до совершенства в этом искусстве, что крайне раздражало воина. Само по себе наличие изъянов было для него анафемой, нарушением всех базовых принципов. В конце концов, он ведь был легионером, одним из Детей Императора. Но это было так давно. Уже много десятилетий он сражался в битвах в осквернённых доспехах, выдававших в нём одного из Красных Корсаров.
Ворен знал, что он никогда не был «подданным» Гурона Чёрное Сердце, Тирана Бадаба. Он предпочитал думать, что решил предложить свою службу Тирану и, увидев возможность доказать своё превосходство, ухватился за неё. Однако он не был готов к неотёсанности, грубости всего бандитского сброда, составлявшего основные силы армий Чёрного Сердца. По большому счёту они вызывали в нём отвращение, как физически, так и духовно. Они сражались с такой беспечностью, что, если бы не необыкновенный стратегический талант Гурона, то, по мнению Ворена, все Красные Корсары погибли бы ещё во время битвы за Терновый Дворец. Поэтому он предпочитал отстраняться от остальных, намеренно казаться чужим, вызывая неприязнь и недоверие других воинов. Но это не заботило сына Фулгрима. Он не нуждался ни в братстве, ни в товариществе бестолкового быдла. Поэтому он занялся медитацией, позволяющей держать в узде свои чувства и направлять вечно тлеющий гнев во что-то более полезное.
— Ворен! — воин хорошо знал голос, доносившейся с открытой арки, входа в его обитель. Это был голос Илкона, одного из немногих Красных Корсаров, которых он начал хоть немного уважать. Вынужденный сражаться с ним бок о бок на поле боя Ворен неохотно признал, что на свой простой лад Илкон обладал мастерством. Конечно, в их отношениях не было дружбы, но Ворен был умён и одарён примечательным коварством. Он видел в Илконе потенциального союзника. Всем своим видом выражая растущее раздражение, воин Детей Императора поднялся и посмотрел на вход. С потолка некогда прекрасного зала сыпались хлопья скалобетона, крошечные напоминания о кишевшей вокруг разрухе. Хотя Ворен и стоял вдали от обломков, но всё равно стряхнул с одежды невидимые шепотки пыли, а затем недовольно посмотрел на Илкона.

Гай Гэвриел Кей «Звездная река»

Гай Гэвриел Кей "Звездная река"

Поздняя осень, раннее утро. Холодно, туман поднимается с лесной подстилки, окутывает зеленые деревья в бамбуковой роще, приглушает звуки, скрывает Двенадцать Пиков на востоке. Красные и желтые листья клена лежат на земле, падают сверху. Колокола храма на краю городка звучат где-то далеко, словно их звон доносится из другого мира.
В лесах водятся тигры, но они охотятся по ночам, и сейчас не голодны, к тому же это небольшая рощица. Крестьяне Шэнду, хоть и боятся их (а пожилые даже приносят пожертвования на алтарь тигриному богу, все-таки ходят в лес днем, по необходимости — за дровами или на охоту, если только нет слухов о появлении в окрестностях тигра-людоеда. В такое время их всех охватывает первобытный страх, и поля остаются невозделанными, а чайный лист не собирают, пока зверя не убьют, что может стоить больших усилий, а иногда даже привести к гибели охотника.
Как-то утром мальчик был один в бамбуковой роще, окутанной туманом; слабые, тусклые лучи солнца едва пробивались сквозь листья: свет пытался заявить о себе, но без особого успеха. Мальчик размахивал самодельным бамбуковым мечом и сердился.
Он уже две недели был недоволен и расстроен по причинам, представляющимся ему самому достаточно вескими, ведь его жизнь лежала в руинах, подобно городу, разграбленному варварами.
Однако в тот момент, поскольку его мысли обычно принимали определенное направление, он пытался определить, помогает или мешает гнев его умению сражаться бамбуковым мечом. И будет ли по-другому со стрельбой из лука?
Те упражнения, которыми он здесь занимался и которые сам изобрел, служили проверкой, тренировкой, способом дисциплинировать себя, а не детским развлечением (он уже не ребенок).

Капитонов Николай Анатольевич «Серый»

Капитонов Николай Анатольевич "Серый"

Как же приятно утром поваляться в постели, особенно если ты работал без выходных десять дней. Сергей потянулся в постели, взглянул на часы, половина одиннадцатого, пора вставать. Сегодня тридцатое декабря, впереди длинные выходные, так, что надо подготовиться к праздникам. Хорошо хоть на работе успели до праздников заключить все контракты и теперь до середины января можно спокойно отдыхать. Так, подъем, двадцать отжиманий, тридцать прессов и в душ умываться.
Сергей в свои двадцать девять лет спортом не увлекался, но форму старался поддерживать, в отличие от многих коллег по работе, успевших обзавестись животиками, а некоторые уже и животами. Менеджер по работе с клиентами, во всяком случае, так официально значилось в документах. На самом деле — демон искуситель, задача которого так обработать клиента, что бы он не только договор подписал, но и душу заложил. На такой работе живот отрастить — раз плюнуть, только дай слабину и все, здравствуй пузо в новый год.
Стоя перед зеркалом, я посмотрел на свое отражение — среднего роста, утонченные черты лица, русые волосы, глаза голубые, не качек, и не размазня, девушкам нравлюсь, хотя ни с одной длительные отношения не складывались. Вроде все начинается нормально, любовь — морковь, отношения вроде все отлично, но как только девушка начинает меня ненавязчиво «строить» — пиши пропало, ну никак, не давал я загнать себя под каблук. Вот и сейчас стоит задуматься, с кем провести новый год? Вроде, как обещал Даше из «Эталона», но и Лена из офиса напротив недвусмысленно намекала на отношения. Надо как — то определяться, девчонки тоже вечно ждать не будут.

Артем Каменистый «РАБ ЗАПЕРТЫХ ЗЕМЕЛЬ»

Артем Каменистый "РАБ ЗАПЕРТЫХ ЗЕМЕЛЬ"

Тильбитов было пятеро, что угрожало непредвиденными сложностями: ведь это первые мобы, встреченные в подземелье, и на встречу они заявились пусть и не толпой, но и не сказать что поскромничали. Раньше, при первом проходе, похожие на кузнечиков-переростков создания стояли на постах парочками, редко тройками. Дальше, в глубинах заброшенного рудника, бывало всякое, вплоть до оравы под предводительством мага, что неудивительно — ведь по мере продвижения трудности должны возрастать.
Подземелье изменилось. Пятеро — это не так уж и страшно, но тенденция неприятная. Что же будет дальше?
Один из тильбитов к тому же пристально всматривался во мрак штольни. Похоже, Цифру вот-вот заметят, ведь с маскировкой у него проблемы: всего-навсего четыре, да и то лишь за счет бонусов из-за присутствия в их крошечном отряде великого героя.
Рос молча активировал иконку атаки в интерфейсе питомца, и тот понесся на кучку тильбитов.
Питомец выглядел так, что от одного его вида можно умереть: огненная сколопендра размером с лошадь, жуткого облика тварь из Раскаленной Расселины. Сто семьдесят первый уровень — он туда специально спустился за такими, как эта «красотка», не пожалев кучи денег на отряд наемников.
Пришло время проверить, на что ушли деньги.
Умений у питомца было два: «Брызги яда» и «Разрушение основ». Первое накрывало область перед сколопендрой дождем, каждая капля которого наносила урон отравлением: цель несколько десятков секунд медленно теряла очки здоровья. Второе, тоже массовое, снижало магическую защиту противников в обширной области.