Архив для категории: Фантастика

Наталья Калинина «Ледяной поцелуй страха»

Наталья Калинина "Ледяной поцелуй страха"

— Эй?
Чья-то ладошка помахала перед лицом. Полина поморщилась и помотала головой, словно прогоняла назойливую муху, не переставая при этом быстро набирать что-то на клавиатуре ноутбука. И только лишь когда дописала до точки, подняла голову и недовольно проворчала:
— Я же просила не отвлекать меня во время работы!
Анастасия, будто не услышав неразборчивое бурчание вновь уткнувшейся в компьютер подруги, присела на краешек тяжелого дубового стола.
— Если тебя не отвлечь, ты так и просидишь обед, ужин и завтрак, а также конец света и начало ледникового периода.
— Настя, я же прос…
— Обеденный перерыв, подруга, не слышала? — перебила та, томно выгибаясь и закидывая ногу на ногу. Яркая, как солнце, в ситцевом платье с крупными подсолнухами, с выступившими на бледном носу веснушками цвета гречишного меда, с полевым цветком в медно-рыжих волосах, она казалась самим летом, принявшим вдруг человеческое обличье. От нее даже пахло чем-то одновременно и свежим, как морской ветер, и горьковато-пряным, как полевые травы.
— Все за столом собрались, только нашей великой сочинительницы не хватает, — насмешливо произнесла Настя.
— Еще минуточку, и иду, — пробормотала Полина, переводя взгляд с подруги на разложенные рядом с ноутбуком мятые листочки.
— Ох… Минуточка у тебя на три часа затягивается.

Константин Калбазов «Одиночка 2»

Константин Калбазов "Одиночка 2"

— Посадка на главном космодроме Алаянка завершена. Местное время четырнадцать часов. Температура за бортом тридцать пять градусов. Предварительный анализ показывает отсутствие агрессивной среды. Получено разрешение покинуть борт корабля. Наличие респиратора рекомендуется.
— Принял, — Сергей не без удовольствия потянулся, сидя в пилотском кресле, а потом резко поднялся на ноги.
Итак вновь Алаянка. Ничего так, вполне приветливая планета находящаяся во фронтире в сфере интересов Ирианской империи. Кстати, за эту систему пришлось немного пободаться с багрийцами, несколько раньше открывшими эту планету.
Багрийская империя это одно из государств где официально разрешено рабство. По сути, эту систему открыл один из работорговцев, когда убегал от ирианского эсминца. Такие купцы в чести только в зоне интересов рабовладельческих государств, вне их пределов они становятся предметом охоты.
Правда даже в случае задержания с живым товаром на борту, работорговцы далеко не всегда оказываются на скамье подсудимых. Подобное случается только в случае, если они умудряются отличиться еще и перед своим законодательством. Если же они честные торговцы, то империя будет за них драться на дипломатическом поприще до последнего. И дело тут вовсе не в личности задержанных, а в государственном престиже.
Но даже в этом случае, весь живой товар изымался и торговец неизменно нес убытки. Прибавить сюда то простое обстоятельство, что тяжба за его освобождение в среднем может продлиться около года. Словом перспектива не из приятных. Мало того, что все это время придется провести за решеткой, так еще вместо заработков предстоят невосполнимые расходы.
Кстати, в них же войдет и ремонт возможных при задержании повреждений. Хм. Вообще‑то без них никогда не обходилось. И это в случае, если судно не погибало. Командиры боевых кораблей государств антирабовладельческого блока, никогда не упускали случая поупражняться в стрельбе. Главная задача захватить невредимым экипаж, судно же как таковое оставалось на втором плане.

Мейер-Лемго Карл «Путешествие на Луну»

Мейер-Лемго Карл "Путешествие на Луну"

На обратном пути я вас оттуда заберу и доставлю в полной неприкосновенности обратно на вашу земную родину. Что же, хотите ехать?
— Ну, конечно, госпожа комета, — восторженно ответил мальчик, — ведь это же великолепно. Подумай только, Лотточка, как это хорошо! поездка на луну!
Но девочка сделала озабоченное лицо и пролепетала:
— Ах, комета…. я… я очень хочу ехать с Рейнгардом на луну, но что скажут папа и мама, когда мы вдруг уедем?

— Ты славное дитя, — сказала комета, — но можешь не беспокоиться. Видишь, вот визитная карточка, сделанная в компании Рад-принт. На обратной стороне карточки я напишу, что взяла вас с собой и через некоторое время доставлю вас целыми и невредимыми обратно домой. Карточку эту мы здесь оставим на подоконнике, так что мама ваша ее завтра же утром найдет. Теперь вы успокоились? Ну, что-ж, можно отправиться в путь.
Дети стали быстро собирать свои платья, а маленькая Лотта спросила, не захватить ли им с собою и пальто, так как на дворе свежо.
— Да, дети, там, в мировом пространстве, будет даже страшно холодно, так холодно, что и самые теплые зимние шубы не сумеют защитить вас от этого ужасного холода. Но посмотрите сюда! — И раз! два! комета выдрала из своего плаща два куска, превратившиеся в чудесные детские плащи. — Вот вам два волшебных плаща, оденьте их! Они вас укроют от страшного холода в мировом пространстве и спасут от раскаляющей жары на луне, когда на нее попадают солнечные лучи.
Сверкающие плащи так пришлись детям впору, точно их скроил самый лучший портной.
Но дети поделились еще одной своей заботой с кометой: — «А что мы будем в пути есть и пить?»

Виталий Мелентьев «33 марта»

Виталий Мелентьев "33 марта"

Вася Голубев остался в квартире Масловых один (если не считать Женьки-маленького). Лена отправилась по поручению матери отыскивать ему подходящий для времени года костюм, потому что Васина одежда — шуба, шапка, валенки — всё это было явно не по сезону.
Дедушка и Женькина мама тоже отправились по каким-то делам.
Один только Женька-маленький решил быть настоящим другом и потащил было Васю показывать свой «конструктор», из деталей которого можно было, по его словам, соорудить всё — начиная от высотного здания и комбайна до подводной лодки и межпланетного корабля.
Они устроились в коридоре. Женькины сокровища заслуживали самого пристального внимания. Кроме шурупов, болтов с гайками, медяшек, алюминиевых и пластмассовых обрезков, среди сокровищ были парные и даже тройчатые зубчатые колёса, шарикоподшипники, конденсаторы, лампы и лампочки и ещё масса всякой всячины. И хотя многоопытный глаз моделиста и старосты кружка «Умелые руки» без особого труда определил, что не то что межпланетного корабля, но даже комбайна здесь не соорудишь, он всё-таки заинтересовался сокровищами.
Однако Васю всё время не покидали мысли о своём доме, о матери, похожей, понятно, и на Женькину мать, как похожи, наверно, все матери друг на друга.
Впервые за свою жизнь Вася решил сознательно соблазнить и обмануть младшего товарища, да ещё пионера. Конечно, он понимал, что поступает нехорошо, нечестно, но ничего не мог поделать с собой. Ему очень хотелось увидеть родителей.

Мод Мангольд «Королева ночи»

Мод Мангольд "Королева ночи"

Вилл внезапно вскочила. Она нащупала выключатель настольной лампы, и в это мгновение зазвонил будильник. Она потянулась его выключать, но это удалось далеко не сразу. Стрелки показывали половину третьего ночи. Интересно, проснулась ли мама? Нет, кажется, все в порядке, в квартире тихо. Пол оказался холодным, градусник за окном показывал ниже нуля. Вилл натянула толстые носки и потопала в гостиную. Она не знала, стоит ли включить свет, и решила взять фонарик. Луч фонарика пробежал по софе и телевизору. Странно было вот так красться по собственной квартире в темноте. Вилл направила фонарик на оконную раму и провела лучом вверх по стволу с шипами. Каждый день она приглядывала за бутоном «Королевы ночи».
Зацветет ли он сегодня? Вилл так ждала, так ждала!
— Нет, — разочарованно прошептала она.
Кактус нисколько не изменился — такой же колючий, болезненно-хилый и страшно некрасивый. Но теперь-то уж, конечно, недолго осталось. Бутон был размером с чашку, и цветок должен был получиться огромным!
Через несколько часов будильник зазвенел еще раз. Как же Вилл пришлось бороться с собой, чтобы встать! Спотыкаясь в полусне, она побрела в ванную и долго стояла, тупо глядя в зеркало. Да, выглядит она неважно. Бледная, как моль, с прилизанными волосами. И мешки под глазами.