Архив для категории: Приключения

Артем Каменистый «РАБ ЗАПЕРТЫХ ЗЕМЕЛЬ»

Артем Каменистый "РАБ ЗАПЕРТЫХ ЗЕМЕЛЬ"

Тильбитов было пятеро, что угрожало непредвиденными сложностями: ведь это первые мобы, встреченные в подземелье, и на встречу они заявились пусть и не толпой, но и не сказать что поскромничали. Раньше, при первом проходе, похожие на кузнечиков-переростков создания стояли на постах парочками, редко тройками. Дальше, в глубинах заброшенного рудника, бывало всякое, вплоть до оравы под предводительством мага, что неудивительно — ведь по мере продвижения трудности должны возрастать.
Подземелье изменилось. Пятеро — это не так уж и страшно, но тенденция неприятная. Что же будет дальше?
Один из тильбитов к тому же пристально всматривался во мрак штольни. Похоже, Цифру вот-вот заметят, ведь с маскировкой у него проблемы: всего-навсего четыре, да и то лишь за счет бонусов из-за присутствия в их крошечном отряде великого героя.
Рос молча активировал иконку атаки в интерфейсе питомца, и тот понесся на кучку тильбитов.
Питомец выглядел так, что от одного его вида можно умереть: огненная сколопендра размером с лошадь, жуткого облика тварь из Раскаленной Расселины. Сто семьдесят первый уровень — он туда специально спустился за такими, как эта «красотка», не пожалев кучи денег на отряд наемников.
Пришло время проверить, на что ушли деньги.
Умений у питомца было два: «Брызги яда» и «Разрушение основ». Первое накрывало область перед сколопендрой дождем, каждая капля которого наносила урон отравлением: цель несколько десятков секунд медленно теряла очки здоровья. Второе, тоже массовое, снижало магическую защиту противников в обширной области.

Дарья Калинина «Солярий для Снежной королевы»

Дарья Калинина "Солярий для Снежной королевы"

После замужества жизнь Тани текла легко, просто и очень приятно. Она словно бы разделилась на два временных промежутка: «до» и «после». Если «до» у Тани случались и слезливые приступы жалости к самой себе, и неудачные дни, когда вокруг все словно сговорились, чтобы выводить ее из себя, и просто паршивое настроение, то «после» было окрашено в исключительно позитивные тона.
А все потому, что муж Тане достался поистине замечательный. Может быть, кто-то из ее бывших подружек и скривил бы губы: ах, не олигарх, а простой скромный школьный учитель, но сама счастливая невеста на таких недальновидных приятельниц внимания не обращала. Пусть себе думают, что хотят, пусть считают ее Андрея недотепой, она-то для себя знает, что лучшего человека на свете, чем ее Андрюшка, и найти невозможно.
Чем же был так хорош ее будущий супруг? Если бы этот вопрос задали Тане, то она, не задумываясь, выпалила бы на едином дыхании: «Да всем!» Для них с Андрюшей это была любовь с первого взгляда. Они встретились, познакомились, заговорили друг с другом и внезапно поняли, что именно друг друга они и ждали всю свою жизнь.
Итак, для Тани все в ее Андрее было прекрасно. А уж для Андрея и вовсе не было девушки на всей Земле милее и прекраснее Танюши. Свою невесту он буквально готов был на руках носить, пылинки с нее сдувать и делать все, чтобы вызвать в ее глазах блеск, а на губах — улыбку. Ради Тани он отказался от учебы в Англии, куда его направил отец. Андрей даже отказался ради Тани от общения с родственниками, которые бедную сироту-невесту видеть в своем окружении категорически не захотели.
— Откажись от нее!
— Я не оставлю Таню и никогда ее не брошу!
И тогда отец произнес фразу, вычеркнувшую сына из членов семьи:
— Если эта голодранка так тебе дорога, то иди и живи с ней. Видно, ни на что большее ты не годишься! Твоя полоумная мамаша все-таки умудрилась вырастить тебя таким же малахольным фанатиком, какой была и сама!
— Мама была верующей, если ты это имеешь в виду, — тихо ответил Андрей, но губы его побледнели.

Константин Калбазов «Одиночка 2»

Константин Калбазов "Одиночка 2"

— Посадка на главном космодроме Алаянка завершена. Местное время четырнадцать часов. Температура за бортом тридцать пять градусов. Предварительный анализ показывает отсутствие агрессивной среды. Получено разрешение покинуть борт корабля. Наличие респиратора рекомендуется.
— Принял, — Сергей не без удовольствия потянулся, сидя в пилотском кресле, а потом резко поднялся на ноги.
Итак вновь Алаянка. Ничего так, вполне приветливая планета находящаяся во фронтире в сфере интересов Ирианской империи. Кстати, за эту систему пришлось немного пободаться с багрийцами, несколько раньше открывшими эту планету.
Багрийская империя это одно из государств где официально разрешено рабство. По сути, эту систему открыл один из работорговцев, когда убегал от ирианского эсминца. Такие купцы в чести только в зоне интересов рабовладельческих государств, вне их пределов они становятся предметом охоты.
Правда даже в случае задержания с живым товаром на борту, работорговцы далеко не всегда оказываются на скамье подсудимых. Подобное случается только в случае, если они умудряются отличиться еще и перед своим законодательством. Если же они честные торговцы, то империя будет за них драться на дипломатическом поприще до последнего. И дело тут вовсе не в личности задержанных, а в государственном престиже.
Но даже в этом случае, весь живой товар изымался и торговец неизменно нес убытки. Прибавить сюда то простое обстоятельство, что тяжба за его освобождение в среднем может продлиться около года. Словом перспектива не из приятных. Мало того, что все это время придется провести за решеткой, так еще вместо заработков предстоят невосполнимые расходы.
Кстати, в них же войдет и ремонт возможных при задержании повреждений. Хм. Вообще‑то без них никогда не обходилось. И это в случае, если судно не погибало. Командиры боевых кораблей государств антирабовладельческого блока, никогда не упускали случая поупражняться в стрельбе. Главная задача захватить невредимым экипаж, судно же как таковое оставалось на втором плане.

Мейер-Лемго Карл «Путешествие на Луну»

Мейер-Лемго Карл "Путешествие на Луну"

На обратном пути я вас оттуда заберу и доставлю в полной неприкосновенности обратно на вашу земную родину. Что же, хотите ехать?
— Ну, конечно, госпожа комета, — восторженно ответил мальчик, — ведь это же великолепно. Подумай только, Лотточка, как это хорошо! поездка на луну!
Но девочка сделала озабоченное лицо и пролепетала:
— Ах, комета…. я… я очень хочу ехать с Рейнгардом на луну, но что скажут папа и мама, когда мы вдруг уедем?

— Ты славное дитя, — сказала комета, — но можешь не беспокоиться. Видишь, вот визитная карточка, сделанная в компании Рад-принт. На обратной стороне карточки я напишу, что взяла вас с собой и через некоторое время доставлю вас целыми и невредимыми обратно домой. Карточку эту мы здесь оставим на подоконнике, так что мама ваша ее завтра же утром найдет. Теперь вы успокоились? Ну, что-ж, можно отправиться в путь.
Дети стали быстро собирать свои платья, а маленькая Лотта спросила, не захватить ли им с собою и пальто, так как на дворе свежо.
— Да, дети, там, в мировом пространстве, будет даже страшно холодно, так холодно, что и самые теплые зимние шубы не сумеют защитить вас от этого ужасного холода. Но посмотрите сюда! — И раз! два! комета выдрала из своего плаща два куска, превратившиеся в чудесные детские плащи. — Вот вам два волшебных плаща, оденьте их! Они вас укроют от страшного холода в мировом пространстве и спасут от раскаляющей жары на луне, когда на нее попадают солнечные лучи.
Сверкающие плащи так пришлись детям впору, точно их скроил самый лучший портной.
Но дети поделились еще одной своей заботой с кометой: — «А что мы будем в пути есть и пить?»

Виталий Мелентьев «33 марта»

Виталий Мелентьев "33 марта"

Вася Голубев остался в квартире Масловых один (если не считать Женьки-маленького). Лена отправилась по поручению матери отыскивать ему подходящий для времени года костюм, потому что Васина одежда — шуба, шапка, валенки — всё это было явно не по сезону.
Дедушка и Женькина мама тоже отправились по каким-то делам.
Один только Женька-маленький решил быть настоящим другом и потащил было Васю показывать свой «конструктор», из деталей которого можно было, по его словам, соорудить всё — начиная от высотного здания и комбайна до подводной лодки и межпланетного корабля.
Они устроились в коридоре. Женькины сокровища заслуживали самого пристального внимания. Кроме шурупов, болтов с гайками, медяшек, алюминиевых и пластмассовых обрезков, среди сокровищ были парные и даже тройчатые зубчатые колёса, шарикоподшипники, конденсаторы, лампы и лампочки и ещё масса всякой всячины. И хотя многоопытный глаз моделиста и старосты кружка «Умелые руки» без особого труда определил, что не то что межпланетного корабля, но даже комбайна здесь не соорудишь, он всё-таки заинтересовался сокровищами.
Однако Васю всё время не покидали мысли о своём доме, о матери, похожей, понятно, и на Женькину мать, как похожи, наверно, все матери друг на друга.
Впервые за свою жизнь Вася решил сознательно соблазнить и обмануть младшего товарища, да ещё пионера. Конечно, он понимал, что поступает нехорошо, нечестно, но ничего не мог поделать с собой. Ему очень хотелось увидеть родителей.