Александр Больных «Снежные волки»

Тяжелое дыхание со свистом и хрипом вырывалось из оскаленных пастей, ядовитая слюна кипела на зубах… Мощные лапы неутомимо взрывали снег, но бежать по глубоким сугробам, местами скрывавшим волков до самых кончиков ушей, было очень трудно. Они то и дело проваливались в сухой, рассыпчатый снег, начинали барахтаться, как неопытные пловцы, внезапно потерявшие дно, и тогда бег замедлялся. А добыча, легкая и стремительная, скользила по тоненькой корочке наста извивающейся черной молнией. Громадные клыки Сноу Девила со стальным лязгом щелкнули в напрасной злобе, глаза полыхнули бешеным желтым огнем…
Сам вожак давно бы уже отказался от бесконечной погони, почти сразу поняв, что она будет напрасной, не то место… Однако приказ Повелителя неумолимо гнал его дальше. Стоило лишь чуть замедлить бег, как ошейник из красной кожи немедленно сжимал горло железным кольцом, в груди начинало жечь, перед глазами метались разноцветные круги, ноги подкашивались… Повелитель не доверял вожаку, как сам Сноу Девил не доверял волкам. Только страх может держать в покорности, и огромный волк не обвинял Повелителя, и свирепо рычал на любого из стаи, кто осмеливался хоть немного отстать.
Искрящийся в голубоватом лунном свете снег с силой разлетался в стороны двумя рваными парчовыми полотнищами. Когда бежавший у правого плеча вожака Сноу Гуул начинал высовываться вперед, Сноу Девил чуть поворачивал лобастую голову и грозно обнажал клыки, в горле клокотало угрожающее рычание. Молодой волк в ответ морщил нос, тоже показывая зубы, но отступал, не рискуя пока в открытую схватиться с вожаком. Да и не время в жаркой погоне выяснять, кому вести стаю. Повелитель не простит, если из-за раздоров его приказ будет не выполнен.
Белые шубы волков начинали светиться, попадая в резкие смолянистые тени раскидистых елей, и если бы не ледяное дыхание, оседавшее колючими сверкающими иголками на жесткой хвое, можно было подумать, что стая бесплотных призраков несется по ночному лесу. Лес. Сноу Девил не любил его, избегал как только мог и даже побаивался. В лесу волки лишались половины своей силы. Проклятые цепкие ветви хватали за густую шубу, дергали, останавливали. Мелкие гибкие березки путались под ногами, мешали бежать. Их тонкие прутья хлестали по морде, норовя выбить глаза. И Сноу Девил в бессильной злобе огрызался на деревья… А самое главное — в лесу не было ветра. Тишина и покой… Нет посвиста пурги, не вьются вихри поземки…
Соболь тем временем уходил.
Маленькая черная тень, ненавидяще сверкнув зелеными глазами, ловко юркнула в непролазное переплетение сухих сучьев бурелома. Сноу Девил, успев сообразить, чем это грозит, уперся в землю всеми четырьмя лапами и затормозил так резко, что его завертело, он едва не перевернулся через голову, подняв фонтан снега. Сноу Вайпер с разбега кинулся было прямо на сучья, но, отброшенный, покатился по земле, жалобно поскуливая.
Сноу Девил бешено завыл. Дрожащий переливчатый вой взлетел вверх, раскатился по лесу и бесследно увяз в чащобах, не оставив даже эха. Волк прислушался. Ничего. Никакого ответа. А он привык, чтобы голос его сплетался с заунывными припевами ветра, со свистящим шелестом несущегося над землей снега. В Сумеречном Краю всегда бывало именно так. Но здесь, в проклятом лесу, темно и тихо. Волк снова завыл, и стая, присев на хвосты, вторила ему. Однако злая песня была бессильна, и волки стали звать Повелителя.
Вместо ответа ошейник снова сдавил горло Сноу Девила. Тот вскочил, встряхнулся и тяжелым ровным галопом помчался вдоль завала, ловко огибая торчащие острые корни выворотней, следом за уходящим соболем. Чутье еще не изменило вожаку и правильно вело его. Сноу Уитч и Сноу Вайпер бежали за ним, Сноу Гуул, Сноу Снейк и Сноу Веном мчались с другой стороны завала. Соболь был обложен, с какой бы стороны он ни выскочил — ему не миновать острых волчьих клыков. Соболю некуда деться… Сейчас кончится эта мерзкая мешанина корней и веток, и тогда…
Но вдруг волк почуял нечто странное, какую-то неясную помеху. Он повел головой в стороны, принюхиваясь, и в прозрачных янтарных глазах вспыхнул и начал разгораться зеленый огонек. Неподалеку кто-то шел. Люди! Добыча!
Волк заколебался. Приказ Повелителя должно выполнить, но ведь люди же! Люди, которых волк ненавидел еще более свирепо, чем лес, потому что людей ненавидел Повелитель. Сноу Девил даже заскулил, настолько сильным было желание. Его буквально раздирало надвое. Лишь сейчас он пожалел, что отправился на охоту всего лишь с пятью волками, а не со всей стаей. Тогда можно было бы оставить кого-нибудь караулить соболя, а что делать сейчас? Все решилось, когда Сноу Вайпер, жадно втягивавший воздух расширенными ноздрями, не выдержал и, грозно зарычав, бросился в другую сторону, навстречу людям. Вожак последовал за ним, протяжным воем собирая стаю. Соболь был пока забыт.
Продравшись сквозь частый молодой ельник, волки выскочили на залитую белесым мутным светом поляну и замерли, увидев тех, за кем гнались Люди идут по ночному лесу? Это было необычно. А все необычное таит в себе опасность. Слабые неуклюжие создания предпочитали по ночам отсиживаться в прочных бревенчатых хижинах, куда проникнуть было очень и очень трудно, или окружали себя кольцами отвратительного кусающегося красного огня, разводя многочисленные костры. Делали они это в напрасной надежде уберечься от волков, не представляя, на что способна стая. Сноу Девил сладостно облизнулся, вспоминая. А эти трое шли без опаски, словно по городской улице. Всего лишь одна жалкая горящая головня не могла разогнать ночную тьму, и тем более — остановить волка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *